Газета выходит с октября 1917 года Thursday 24 октября 2019

«О, сколько губ и рук касалось, причудливые чашки, — вас…»

Спустя 85 лет в Павловский дворец вернулся ценнейший экспонат — любимый «египетский» сервиз императрицы Марии Федоровны скоро займет свое место в ее Почивальной

В 1814 году вдовствующая императрица Мария Федоровна получила подарок от своего старшего брата, короля Вюртембергского Фридриха I, фарфоровый сервиз «дежене» (что по-французски означает «завтрак»). Небольшой, всего на две персоны, для завтрака в интимной обстановке, этот сервиз стал одной из любимейших вещей в обиходе императрицы. Потому что на его предметах были изображены ее любимые родственники. Мария Федоровна была заботливой тетушкой для многочисленного вюртембергского семейства, которое опекала в течение всей своей долгой жизни.

О сервизе и его интересной судьбе корреспонденту «Вечёрки» рассказала старший научный сотрудник ГМЗ «Павловск», хранитель фонда «Фарфор — стекло» Елена Гуменюк.

Сервиз в витрине — пока еще без подноса...

Сервиз этот небольшой, всего 12 предметов: кофейник, молочник, сахарница и большая чашка для приготовления горячего шоколада — обе с крышками, две кофейные чашки с блюдцами, серебряные щипцы для сахара с фарфоровыми ручками и фарфоровый поднос. Правда, подноса мы пока в Павловске не увидим, и об этом чуть ниже.

Создан он был в 1813 году на Людвигсбургской фарфоровой мануфактуре, одной из самых известных в Европе XVIII — XIX вв., находящейся в одноименной резиденции королей Вюртембергских, что неподалеку от Штутгарта. Выполнен в модном в то время так называемом египтизирующем стиле — иными словами, стилизован под египетские мотивы.

Собственно говоря, египетский стиль никогда не выходил из моды в европей­ском искусстве, начиная с эпохи римских цезарей, сраженных красотой египет­ских цариц. Разве что в темные времена Средневековья египетские мотивы в искусстве временно сошли на нет — чтобы снова возродиться в эпоху Ренессанса. Но особенно они стали популярными после Египетского похода Наполеона 1798 — 1801 гг.

Поход этот закончился военной неудачей, но с точки зрения науки и искусства он стал одной из значительных вех в истории мировой культуры. Ибо деятельность почти двух сотен ученых, которых Наполеон взял с собой в поход, способствовала открытию одной из величайших цивилизаций в истории человечества — и, как следствие, буму популярности египетских мотивов в современном искусстве.

Сохранившаяся наклейка с инвентарным номером

Неудивительно, что сервиз выполнен в столь модном в начале XIX века стиле: кофейник и молочник в форме особых сосудов — каноп, а на крышках большой чашки и сахарницы — фигурки сфинкса и крокодила соответственно. Впрочем, такая «египтизация» у современного человека может вызвать улыбку…

Ибо канопы — это погребальные сосуды из египетских гробниц, в них хранились забальзамированные внутренности покойника. Прямо скажем, не самые возбуждающие аппетит предметы застолья. Ну а крокодил похож скорее на мифологического монстра, ибо выполнен с гравюр — красивых, но не совсем точных, которые иллюстрировали богато изданные фолианты — увражи с описанием египетского растительного и животного мира.

Но для Марии Федоровны ценность этого подарка была не в изящности его исполнения, а в том, что благодаря ему она каждый день могла видеть милые лица бесконечно дорогих ей родственников. 

Сервиз, хранившийся в Павловске до 1930 года, был продан через всесоюзное объединение «Антиквариат», занимавшееся продажей культурных ценностей из музеев СССР с целью получения твердой валюты на нужды проводимой тогда индустриализации страны.

К счастью, попал он в хорошие руки, к эмигранту первой волны Евгению Молло, военному историку и коллекционеру. Благодаря этому, считает директор ГМЗ «Павловск» Вера Дементьева, сервиз дошел до нас в прекрасном состоянии — сохранилась даже бумажная инвентарная наклейка «Павловскiй Дворецъ №1009».

Ну а приобретен сервиз был усилиями президента-председателя правления банка ВТБ Андрея Костина, по словам Веры Дементьевой, на личные средства банкира — когда стало известно, что наследники Молло собираются выставить сервиз на торги в английском аукционном доме «Бонамс». Интересно, что г-ну Костину удалось уговорить не выставлять сервиз на аукцион, а договориться о разумной цене. Возможно, сыграли здесь роль и их русские корни…

Андрей Костин преподнес сервиз в дар музею. После, когда будет закончена реставрация личных покоев Марии Федоровны на первом этаже дворца — ориентировочно, в конце этого года, — любимый сервиз Марии Федоровны вернется на свое прежнее место в ее Почивальную.

Увы, пока без подноса. Ибо он был продан наследниками Молло раньше. Как сказала Вера Дементьева, находится он теперь еще дальше от Павловска, чем Лондон, — аж в Австралии, в Аделаиде! Владеет сейчас раритетом некий частный фонд, не исключено, также созданный русскими эмигрантами, — отсюда и интерес к предмету. Впрочем, директор ГМЗ «Павловск» не теряет надежды, что удастся договориться и с новыми владельцами подноса, и сервиз окажется в Почивальной Марии Федоровны в первоначальной своей целостности.

↑ Наверх