Газета выходит с октября 1917 года Saturday 17 ноября 2018

«Если выстрелит один из десяти — это победа…»

В Петербурге прошел крупнейший в стране стартап-конкурс среди молодых ученых-предпринимателей, организованный Фондом «Сколково»

Всероссийский стартап-тур — 2015 проходит в третий раз и охватывает десятки городов. Задача: найти коллективы ученых, которые могут предложить идеи, интересные бизнесу (иными словами — инновационные решения, востребованные на рынке). Представление работ прошло в нескольких номинациях: «Биологические и медицинские технологии», «Энергоэффективность», «Информационные технологии», «Промышленность и материалы».

Победители получили миллионные гранты. А также возможность в перспективе продвигать свои разработки в рамках Сколкова.

Корреспондент «Вечерки» встретился с куратором проекта и советником президента фонда Сколково Пеккой Вильякайненом.

Пекка Вильякайнен

— Пекка, о стартапах сегодня говорят постоянно и много. Между тем, для обычного человека, не связанного с инновациями, это что-то далекое и не совсем ясное. Давайте начнем с самого понятия — стартап. Где он начинается, где заканчивается и зачем нужен?
— Смотрите: исторически в российском понимании сложилось, что на рынке есть либо большие компании — монополисты, либо маленькие — парикмахерские, магазины, рестораны. Между ними ничего нет. Только разрыв. Между тем, это огромная незанятая ниша! Так вот, стартап — это когда вы видите проблему, можете ее решить. И создаете компанию, которая может это сделать, встраиваясь в эту незанятую нишу. В русском языке фигурирует слово «проекты». Я его не люблю. Потому что проект предполагает границы: четкое начало и четкий конец. Стартап — это компания, которая живет и постоянно развивается: вы занимаетесь ей как своим ребенком. Как долго она может развиваться и когда перестает быть стартап-проектом? По-разному. Я свою компанию открыл в 13 лет, и мне понадобилось 12 лет, чтобы встать на ноги. В законе о Сколкове эта граница очень четкая — по прибыльности. Я считаю, этот рубеж наступает, когда компания способна выживать сама по себе, сама генерирует денежный поток.

— Всероссийский стартап-тур проводится третий год. Наблюдается ли какой-то прогресс на этом поле?
— Конечно. Когда 3,5 года назад меня попросили присоединиться к Сколкову в качестве советника, я был скептически настроен: «Взлетит ли все это?» Коллеги из России тоже были схожего мнения: «Что можно найти, путешествуя по регионам, есть ведь только несколько центров — Москва, Петербург, Казань, Екатеринбург?» Но на самом деле по прошествии времени мы увидели очень позитивные сдвиги! Мы посетили в общей сложности 55 городов. Многие проекты, которые нам удалось открыть, работают, и успешно! Вообще, у россиян все в порядке с предпринимательской жилкой. Хотя есть и слабости. Одна из них: слишком много науки, слишком мало бизнеса. Ученые очень напуганы взаимодействием с людьми бизнеса. Озабочены, что их идею могут раньше времени украсть. И готовы показать свое детище только тогда, когда оно уже готово. К сожалению, в современном мире такая тактика не работает.

— Необходимо поднимать предпринимательскую культуру?..
— Необходимо. Поясню на примере Финляндии. 6 — 7 лет назад у компании «Нокиа» начались проблемы. Для нас это было сродни резкому падению цены на нефть! И вдруг мы выяснили, что как раз эта самая предпринимательская культура у нас находится на очень низком уровне. Нам пришлось ее создавать. Мы начали с университетов, которые до тех пор измеряли свой успех лишь тем, сколько дипломов они выдали. Они не вдохновляли, не поддерживали студентов пробовать себя в бизнесе. То же самое применимо к финским инвесторам: не было инвестирования! В СМИ тоже не наблюдалось никакого внимания к малому и среднему предпринимательству. Была одна «Нокиа», «Нокиа», и все. Сейчас эти изменения произошли. Но одно дело — 5-миллионная Финляндия. А другое — 150-миллионная Россия.

— Какие критерии отбора вы используете во время проведения Всероссийских стартап-туров?
— Первый критерий — проект должен приносить деньги, это главное. Второе — мы хотим найти и поддержать компании, которые будут релевантны именно в международном масштабе. Конечно, Россия — огромная страна. Но это всего лишь 2,5% общемирового рынка. Поэтому я, как инвестор, хочу найти тех, кто сможет завоевать оставшиеся 97,5%. Третье — уникальность, революционность вашей идеи.

— А каков выхлоп от работы со стартапами? Сколько из них действительно добираются до вершины и становятся настоящими компаниями?
— Мы бежим не на короткую дистанцию. Это марафон. И когда я, как инвестор, подхожу к объекту, я делаю ставки на длительную перспективу — 7 лет. И через эти 7 лет я хочу окупить не 20% своих затрат, а получить в 30 — 40 раз больше, чем вложил. Риск есть. Если я инвестирую в 10 проектов, сколь бы ни был осторожен, я знаю, что два из них совсем не выстрелят. Половина будет трепыхаться, но результата принесет мало. Но если один добьется большого успеха — это победа.

— И, наконец, как вы оценивает нынешнюю экономическую ситуацию в России? Как губительную для внедрения новых идей или наоборот?
— Только положительно. Когда экономика не перегрета и денег недостаточно, люди становятся менее ленивыми. Это означает, что вы будете искать возможность чем-то заниматься. Вместо планирования каникул в Таиланде — займетесь бизнесом. Это очень важно! Огромное количество известных мировых компаний начинали именно с кризиса.

Справка

Пекка Вильякайнен учился в Технологическом университете Лаппеенранты. Свою карьеру в качестве предпринимателя и в 1986 году основал компанию «Oy Visual Systems Ltd». В 98-м «Oy Visual Systems Ltd» была приобретена компанией «Tieto». Работая в «Tieto», Пекка Вильякайнен занимался решением комплексных вопросов управления бизнес-процессами и политической тематикой внутри крупных международных организаций. От руководителя «Microsoft» Стива Баллмера Пекка получил прозвище «Бульдозер». С 2012 года — советник в Сколкове по стартапам.

Фото предоставлены фондом Сколково
↑ Наверх