Газета выходит с октября 1917 года Saturday 17 ноября 2018

Чемпионка, обнимающая золотого зайку

Вечёркинцы пообщались с первой в истории России победительницей женского олимпийского турнира по вольной борьбе

На днях в редакцию «Вечёрки» заглянула «убийца с лицом ребенка» — именно так прозвали лондонские журналисты первую в истории России олимпийскую чемпионку по вольной борьбе среди женщин Наталью ВОРОБЬЕВУ, которая в 16 лет приехала из Тулуна (это в Иркутской области) на берега Невы ради победы на Олимпиаде. За чашкой чая гостья убедила своих новых поклонников, сотрудников нашей газеты: никакая она не «убийца» и не ребенок тоже, а милая и добродушная красавица.

Когда возвращаешься с синяком, даже на лице, понимаешь: наконец-то поборолась серьезно, день зря не прошел. А то случаются такие короткие схватки, что даже пропотеть как следует не успеваешь


Питер — просто рай. В сравнении с Москвой

— Итак, Наталья, у вас есть золотая олимпийская медаль, большие премиальные и новые поклонники. Многое изменилось в жизни?
— Ну, я теперь чаще встречаюсь с интересными людьми, да уважения ко мне у них прибавилось. И цветов у меня теперь много. Чаще дарят розы — красивыми букетами. Розами заполнены все вазы... и даже ведра.

— Елена Кужела, мама олимпийской чемпионки Пекина-2008 по синхронному плаванию Ольги Кужелы, признавалась: дочкина медаль ей приснилась. Дескать, четко видела: стоит на пьедестале Олечка с медалью и рассматривает ее...
— У меня есть подруга — Юлия Алборова, тоже борец. Мы встретились в Москве накануне Олимпийских игр. Она в задумчивости посмотрела на меня и прошептала «заговорщически»: «Слушай, не хочу тебя расстраивать, но мне приснилось, как ты в Лондоне боролась с китаянкой. И выиграла у нее. А в финале ты сразилась с болгарской спортсменкой, и тоже победила». Вернувшись с Олимпиады, я напомнила Алборовой о нашем разговоре. Да, вещий сон (в полуфинале Воробьева за 17 секунд одолела китаянку Цзяо Ван, а в финале положила на лопатки Станку Златеву-Христову из Болгарии. — Прим.ред.).

— С мамой не делились по секрету видением вашей подруги? Что бы подумали люди, если бы сон не сбылся?
— Ну, мама-то была во мне уверена, когда я ехала на Олимпийские игры. Моя победа — это мой подарок. ...Представляете, 9 августа я стала олимпийской чемпионкой, а 17-го — вернулась в Тулун. Был мамин день рождения. Признаюсь: специально подгадала с возвращением. Только приехала в город, а мама звонит: «Привезите ребенка домой!!!» А «ребенка» повели в борцовский зал, на встречи, чествования, к родным не отпускали. Насилу, можно сказать, вырвалась. Мне кажется, в ее жизни это был самый шикарный день рождения.

— А от правительства Иркутской области, где расположен родной вам Тулун, что-нибудь причитается?
— Нет. Меня пригласили на празднование Дня города, вручили удостоверение почетного гражданина Тулуна, грамоты — и тем ограничились. Это в Питере губернатор Георгий Полтавченко поддержал спортсменов, предоставив олимпийским чемпионам сертификаты на 5 миллионов рублей. И президент страны Владимир Путин — ему спасибо — подарил олимпийцам машины, чтоб ездили на тренировки. Питер — это рай. Для автомобилиста. По сравнению с Москвой.

— Бывшая ленинградская гимнастка-«художница» Татьяна Колесникова посетовала: в ее детстве юным чемпионкам не давали никаких подарков. А ей очень хотелось...
— Мне однажды за второе место подарили огромного желтого зайца. С медалью на шее. Какой грандиозный презент! Я маленькая, весившая килограммов 48, несла этого зайку, «выше меня ростом», за уши домой. Мама несказанно удивилась: «Дочка, где же ты его взяла?» А я говорю: на борцовском турнире. Вцепилась в приз — и не могла отпустить, по квартире с ним в обнимку «каталась». А с этим зайцем теперь играет моя племянница, кстати, медаль на нем по-прежнему висит. «Золотая».

— Наверное, когда мама увидела, как вы «боретесь» с этим игрушечным зайцем, то поняла, что это увлечение — всерьез и надолго?
— Мне кажется, она это поняла, когда я, проиграв в финале мальчику, плакала у нее на руках. Мама знает: борьба для меня — это жизнь.

«Тетя, кроссовки нужны»

— Теперь, когда огонь Олимпиады в Лондоне уже три с лишним месяца как не горит, что вспоминается об этих Играх более всего?
— Самый яркий фрагмент — олимпийский финал, когда судья стукнул рукой по ковру. Всё!!! Я победила! Море эмоций. Это то, к чему я шла 11 тренировочных лет, а последний год жила, не выходя на сборах из спортзала. Такое не забудется.

— Иначе говоря, Лондон у вас ассоциируется...
— ...С криками, с флагами, с медалями. Очень приятные воспоминания. Сам Лондон мне напомнил Петербург. Низкое серое небо, погода, как здесь. Везде историческая архитектура, по городу можно ходить, как по музею: в каждой квартире жил, творил какой-нибудь писатель, композитор, художник.

— Следовательно, Лондон вам посмотреть удалось?
— Одним глазком — да, удалось. Я, например, в Лондоне ходила по магазинам, выбирала себе платья, туфли, накупила сувениров. И еще две пары босоножек, сапоги — примерно за 25 тысяч рублей. О, вспомнила: у нас в номерах в Олимпийской деревне лежали классные «расписные» одеяльца, с надписью «Лондон-2012», которые разрешалось забрать после Игр с собой. Я отвезла одно своей племяннице. Алина, дочь моей старшей сестры, спит теперь, укрывшись этим одеялом. 

— Она, наверное, не понимает даже, откуда такое красивое одеяло и что означает надпись?
— Еще как понимает! У мамы — целый стенд моих наград. Алина подходит к ней: «Ба, а поехали в Питер — к тете». Племянница бывает у меня, больше того: именно здесь научилась ходить и говорить — буквально за несколько дней. Я ей постоянно привожу подарки — развивающие вещи, игрушки: конструкторы, доски для рисования. Из Лондона тоже. Алина — хитрюга. Мы однажды с мамой разговаривали по телефону, она взяла трубку. «Тетя, — важно говорит. — Кроссовки нужны. Привезешь?» Пришлось поехать в магазин за фирменной обувкой. Алина теперь заявляет — мол, хочу бороться. 

Женская борьба — это обман

— Что именно вас привлекло в борьбе — эмоции, страсть, красота?
— Мне очень нравятся красивые амплитудные броски. Раньше они присутствовали в арсенале всех спортсменок. Но теперь, когда правила изменились, многие из нас, взяв балл, стоят и ждут. Мне захочется пролезть сопернице куда-то под руки, перевести ее в какое-нибудь положение, найти хитрый ход.

— А чем мужская вольная борьба от женской отличается?
— Приемы те же самые, борьба другая. Наша борьба — это обман, игра. Я однажды выиграла первенство Иркутской области по борьбе среди ребят. Так мой тренер на руках унес меня, сжимавшую огромный букет цветов, с пьедестала. «Моя чемпионка», — кричал, счастливый. Мне тогда, наверное, лет 14 было. ...Многие мужчины не воспринимают женскую борьбу всерьез. 

— Как реагировали мальчики, когда вы на соревнованиях укладывали их на лопатки? Обижались? Мстили? Может, с досады пытались догнать и побить?
— Обижались. Но не мстили. ...Помню, я боролась на турнире памяти мастера спорта России Игоря Митрофанова — мне тогда было лет 13, кажется, — в финале проиграла мальчику. Много позже я с ним познакомилась. Он уже выступал в весовой категории 100 килограммов, да и я стала крупнее. И я ему: «Эх ты, выиграл у меня. А я так долго плакала у мамы на руках...» А он: «Наташечка, прости: сейчас я бы уж точно тебе проиграл». 

Мужа на руках носить не стану

— Со стороны борьба у женщин выглядит не слишком привлекательно: спортсменки «корячатся», ноют от боли, падают на ковер. А после поединков — сразу обсуждаете с соперницей, кто как накрасится, какую уложит прическу?
— Да. На ковер выходишь — глаза кровью наливаются. А уходишь — начинаешь тут же поправлять себе прическу. Девушки следят за собой: перекрашивают ногти, заплетают косички, экспериментируют.

— А будущего мужа собираетесь носить на руках?
— Нет, муж должен быть сильней меня. Это он будет меня на руках носить. Я все-таки женщина. Это на ковре меня надо страшиться. А в жизни я вроде бы милая, добрая.

— Наверное, он непременно должен быть олимпийским чемпионом...
— Нет, думаю, два олимпийских чемпиона под одной крышей не уживутся. В семье это много. Одной вполне достаточно.

Запись встречи в редакции Вечернего Петербурга

↑ Наверх